Челябинский переселенческий пункт: к истории строительства

Общий вид на Челябинский переселенческий пункт, 1906 год.jpg

В календаре 2017 года есть две памятные даты: первая — 125-летие с момента завершения строительства Самаро-Златоустовской железной дороги и прибытия первого поезда в Челябинск, вторая — 125 лет начала переселенческого движения через наш город. Ниже мы более подробно остановимся на особенностях строительства Челябинского переселенческого пункта, а также затронем вопрос о назначении и датировке сохранившихся до настоящего времени построек.

С прохождением через Челябинск железнодорожной магистрали он приобрел статус крупного транспортного узла, стал «воротами» из европейской части России в Сибирь. Уже в конце 1892 года в город прибыли первые переселенцы, которые предпочли длительному пути по водным и грунтовым дорогам более удобный и быстрый способ передвижения по железной дороге. Переселенцы, как правило, располагались около станции, ожидая дальнейшей отправки. В 1893 году для их размещения был построен временный дощатый барак с земляным полом. На следующий год рядом возвели второй барак, небольшую баню и приемный покой с двумя больничными палатами, установили несколько киргизских юрт. С 1894 года начался и официальный учет проезжающих: по данным статистики, через Челябинский переселенческий пункт в этот год прошло 7896 человек 1.

В воспоминаниях Федора Ильича Горбунова (1871–1936), долгое время работавшего на переселенческом пункте счетоводом, первые годы существования этого заведения описаны так: «В задачи пункта входило, помимо регистрации и статистического учета переселенцев, оказание им медико-санитарной, продовольственной, осведомительной, временно-жилищной и денежной помощи. Для удовлетворения всех этих нужд на первое время было построено несколько длинных, наполовину вкопанных в землю бараков с небольшими окнами над самой землей и высокими деревянными острыми крышами, напоминавшими гигантские топоры, поставленные лезвием вверх. В этих бараках размещались временно переселенцы. Для конторы и амбулатории был построен небольшой деревянный дом. Первое время бараков было недостаточно, и переселенцы располагались частично в разбитых палатках, растянутых среди мелкого березняка, напоминая цыганский табор» 2.

Посадка переселенцев в поезда осуществлялась непосредственно на путях, без особой платформы, в стороне от здания вокзала, чтобы не препятствовать общепассажирскому движению. Переход через пути людей с багажом и детьми представлял опасность для их жизни, поэтому вскоре была построена специальная переселенческая платформа с навесом. Однако и она не удовлетворяла потребности: скопление переселенцев и их багажа вблизи главной линии, отдаленность пункта значительно усложняли приемку и отправку поездов. Для решения этой проблемы с западной стороны от переселенческого пункта построили особую железнодорожную ветку в три пути с двумя платформами и служебными зданиями 3.

С нарастанием переселенческого движения потребовались дальнейшее расширение и застройка пункта по четкому плану. На смену ветхим временным постройкам постепенно возводились красивые здания с большими окнами. К 1909 году переселенческий пункт представлял собой сложный хозяйственный организм. Вот как описывал его журналист и краевед Виктор Весновский: «В настоящее время на пункте существует шесть жилых теплых “зимних” бараков для переселенцев и 12 полутеплых “летних”, не считая бараков, занятых служащими, две канцелярии, две столовых, баня для переселенцев, прачечная, водогрейка и отдельный больничный двор с десятью бараками для больных (на 120–130 человек), и здание для амбулатории и аптеки. Общая площадь, занятая постройками, около 10 десятин. К переселенческому пункту проложена особая железнодорожная ветка протяжением более двух верст. Бараки для жилья переселенцев трех типов. Пять зимних бараков разделяются каждый на 2–3 отделения. Отделение барака представляет из себя квадратную комнату 12´12 аршин с шестью окнами — около 20 кубических саженей воздуха. Кругом комнаты устроены подъемные нары, в середине — печь. Второго типа бараков существует один, но громадной вместимости — до 90 квадратных саженей. В нем нары расположены в два яруса. Летние бараки, третий тип постройки, из полубревен, обмазанных снаружи глиной, и покрыты высокой крышей, снизу деревянной, а сверху, через слой измельченной дубовой коры,— железом. Печи имеются и в летних бараках, и в них могут жить переселенцы осенью и весной»4.

К этому времени переселенческий пункт разделялся на несколько зон: «общий двор» с бараками, баней, прачечной, столовой для переселенцев и хозяйственными постройками, так называемый «малый двор», куда входили дома чиновников, «больничный двор». Обнаруженный нами в одном из архивных дел перечень зданий и сооружений пункта по состоянию на 1 января 1909 года включает 82 постройки общей стоимостью 182 320 рублей 5.

В первой зоне были пять теплых бревенчатых бараков и 11 полутеплых зданий, выстроенных в 1898 году, квартиры сторожей и служащих, летняя и зимняя столовые, баня, прачечная, канцелярия для регистрации переселенцев, водокачка с баком на 300 ведер и двумя кипятильниками, различные хозяйственные постройки. Вторую часть пункта составляли дома чиновников переселенческого ведомства: заведующего передвижением переселенцев по Европейской России Владимира Петровича Пилкина, чиновников особых поручений при переселенческом управлении Владимира Александровича Стишинского и Павла Никтополионовича Герсеванова.

Третья зона, отделенная от остальной территории оградой и обсаженная деревьями, включала в себя деревянные больничные бараки, здание приемного покоя, кухню, столовую, амбулаторию и аптеку, покойницкую, баню для персонала, прачечную, квартиры служащих, дома врачей Макса Аароновича Фогеля и Тихона Митрофановича Желтоножского. Весь больничный участок, оборудованный по типу петербургской Боткинской больницы, с отдельными бараками для разного рода инфекций, был рассчитан на 120 кроватей.

Наибольший расцвет Челябинский переселенческий пункт получил в 1910–1915 годах. Возвращаясь к воспоминаниям Ф. И. Горбунова, приведем такое описание: «Пункт составлял маленький изолированный городок, обнесенный кругом железной решетчатой оградой в каменных столбах. Вход в пункт был через высокие, резные, в форме арки, ворота “Восточные” (от вокзала станции Челябинск) и “Западные” (со стороны железнодорожной ветки). Большие здания для переселенцев, больничные и квартиры служащих, расположенные по определенному плану, были окружены палисадниками с роскошными цветами на фигурных клумбах и цветущими деревьями. Улицы, расположенные вдоль и поперек пункта, были вымощены и обрамлены от природы растущими тут березами и насажденными тополями, представляли из себя широкие садовые, тенистые аллеи, содержащиеся в безукоризненной чистоте. За деревьями и цветами ухаживал специалист-садовник, обслуживавший имеющуюся на пункте оранжерею. Все блистало чистотой, везде глаз радовали своей пестротой окраски цветы и вычурные отделки зданий. Везде чувствовался строгий и внимательный хозяйский глаз. <…> Это был поистине “культурный уголок” Челябы» 6.

Посетивший Челябинский переселенческий пункт в августе 1913 года член Государственной думы А. Л. Трегубов писал: «Пункт обстроен прекрасно. Всюду образцовый порядок. <…> Имеется своя церковь, помещающаяся в одном из бараков. Здание не очень хорошее, но содержится прекрасно. Во всем видна заботливая рука хозяина-настоятеля, ходатайствующего об устройстве на пункте новой церкви». Отметим, что под церковь в 1911 году был отведен стандартный бревенчатый барак № 16–18, здесь же была обустроена квартира священника 7. Освящена церковь 8 апреля 1911 года во имя святителя Николая Чудотворца.

Сохранившиеся в фондах Государственного архива Челябинской области документы дополняют облик переселенческого пункта. Так, в смету 1910 года была внесена постройка одного барака на 500 человек и двух больничных отделений — скарлатинозного и сыпнотифозного, что давало возможность расширить больницу до 150 кроватей. В 1911 году велись работы по строительству водопровода, устроены трое входных ворот, началось возведение двухэтажного каменного здания бани. В 1912 году прокладывались главная магистраль и домовые ответвления водопровода, устраивалась канализация, была оборудована пароформалиновая камера для дезинфекции одежды и ручной клади, проводилось электрическое освещение, выстроено каменное здание детского приюта стоимостью 10 тысяч рублей. На следующий год возведены каменная ограда, пристрой к больнице для размещения рентгеновского кабинета, построен дом для заведующего пунктом, расширена водопроводная сеть. Надзор и приемку всех строительных работ осуществлял инженер Западного района передвижения переселенцев Аркадий Андреевич Федоров. В мае 1914 года он выехал в Екатеринбург, передав все дела смотрителю зданий пункта С. И. Бессонову. В условиях военного времени в 1915 году неподалеку от бани для переселенцев начались работы по строительству каменного одноэтажного больничного корпуса и двухэтажной прачечной с центральной котельной и машинным отделением. Однако с 1916 года новое строительство уже практически не планировалось 8.

Анализ сохранившихся фотографий, планов и архивных документов позволяет определить точное местоположение переселенческого пункта на карте современного Челябинска и установить датировку сохранившихся построек. Границы пункта проходили по современным улицам: Красный переулок (с севера) — Комсомольская (с востока) — Овчинникова (с юга) — Замятина (с запада). Что же касается зданий, то на сегодняшний день от всего обширного комплекса их осталось лишь семь, причем все они были построены уже в 1910-е годы. Ниже остановимся на этом вопросе более подробно.

Но сначала отметим, что наибольший интерес с архитектурной точки зрения представляло здание канцелярии, сохранявшееся до недавнего времени (ул. Комсомольская, 22). Первоначально, в 1908 году, здесь было выстроено одноэтажное бревенчатое здание, где находились комнаты чиновников, кабинет заведующего, приемная, касса и бухгалтерия. В 1912 году надстроили второй этаж, а со стороны улицы Большая Церковная появилась изящная башенка-эркер. Наверху разместились кабинеты и комнаты для приезжих чиновников, приемная, контора 9. К сожалению, в 1970-е годы были утрачены часть резного декора и башня, а в середине 2000-х годов здание пострадало от пожара и было снесено.

К сохранившимся до настоящего времени можно отнести следующие постройки, причем в советский период всем им были присвоены адреса с наименованием улицы «Переселенческий Пункт».

· Ул. Переселенческий Пункт, 10; 11а; 11б — одноэтажные деревянные здания переселенческой больницы, построены в 1910 году 10. Во внешнем декоре присутствуют элементы модерна, особенно четко это прослеживается по корпусу № 11б. В 2011 году строение под номеров 10 было обшито сверху вагонкой и утратило первоначальный исторический облик.

· Ул. Монакова, 39 (ранее ул. Переселенческий Пункт, 30) — двухэтажное кирпичное здание бани для переселенцев, построено в 1911–1912 годах. В здании размещалась пароформалиновая камера для дезинфекции, а в одноэтажном пристрое — котельная с 25-сильным двигателем локомобильного типа и динамо-машина, от которой баня и другие постройки пункта получали электрическое освещение. Интересный момент: в бане были устроены асфальтовые полы, а подрядчиком работ являлся Г. Д. Щетинин — владелец асфальтового и кирпичного заводов 11. К середине 1980-х годов здание пришло в запустение и долгое время находилось в аварийном состоянии. В 2005 году реконструировано.

· Ул. Переселенческая, 31 (ранее ул. Переселенческий Пункт, 31) — одноэтажный деревянный дом заведующего Челябинским переселенческим пунктом. Построен в 1913 году 12. Возведен в модном в описываемый период стиле модерн. В начале 2000-х годов вместо деревянной веранды к зданию был сделан пристрой из кирпича, существенно исказивший его облик.

· Ул. Переселенческий Пункт, 26,— одноэтажное кирпичное здание хирургического отделения. Построено в 1915–1916 годах. В полукруглой угловой башне-эркере находилась операционная, под которой было устроено подвальное помещение для водонагревательных цилиндров пароводяного отопления. Пар к цилиндрам подводился по туннелю от центральной котельной при прачечной 13.

· Ул. Переселенческий Пункт, 24,— одноэтажное кирпичное здание центральной котельной. Построено в 1915–1916 годах. Предназначалось для обслуживания систем отопления и вентиляции хирургического отделения, прачечной и переселенческой бани, а также электрического освещения зданий пункта, оборудования прачечной с механическим приводом 14.

Подводя итог, хотелось бы отметить, что из семи перечисленных зданий, сохранившихся от Челябинского переселенческого пункта до наших дней, четыре включены в перечень выявленных объектов культурного наследия (Переселенческий Пункт, 11б и 26; Монакова, 39; Переселенческая, 31), а три других не охраняются и в любой момент могут быть утрачены.


Примечания

1. Челябинский переселенческий пункт. СПб., 1910. С. 1–2, 5.

2. Горбунов Ф. И. «Культурный уголок Челябы» (Ф. И. Горбунов о Челябинском переселенческом пункте) // Челябинск неизвестный : краевед. сб. Челябинск, 1996. Вып. 1. С. 214.

3. Челябинский переселенческий пункт. С. 3.

4. Карманный справочник «Весь Челябинск» и его окрестности. Челябинск, 1909. С. 130.

5. ОГАЧО. Ф. И-13. Оп. 1. Д. 833. Л. 57–58.

6. Горбунов Ф. И. Указ. соч. С. 215–216.

7. Трегубов А. Л. «По новым местам» : Переселение в Сибирь в 1913 г., впечатления и заметки по поездке в заселяемые районы Сибири чл. Гос. думы А. Л. Трегубова. СПб., 1913. С. 16 ; ОГАЧО. Ф. И-13. Оп. 1. Д. 1002. Л. 9.

8. ОГАЧО. Ф. И-13. Оп. 1. Д. 1002. Л. 3 ; Д. 1070. Л. 29, 34–35 об.

9. Там же. Д. 510. Л. 1–2 ; Д. 900. Л. 1.

10. Там же. Д. 1002. Л. 7 об.

11. Там же. Л. 9, 10 ; Д. 1070. Л. 29 ; Д. 833. Л. 38.

12. Там же. Д. 901. Л. 1.

13. Там же. Д. 1070. Л. 22, 30 об.

14. Там же. Л. 29, 35.

Возврат к списку