Советские знания — Монголии. Обучение граждан МНР в Челябинской области в 1950–1960-х гг.

В фондах Государственного исторического музея Южного Урала хранятся уникальные предметы и документы. Они позволяют нам восстанавливать истинную картину исторической действительности, уходя от «штампов» последних десятилетий. Сегодня речь пойдет о взаимоотношении СССР со странами социалистического содружества. Оказание всесторонней помощи со стороны Советского Союза являлось не только средством установления тесных международных контактов (с целью получения в дальнейшем более выгодных договоров по поставке различного рода сырья и продукции, а также иных экономических и политических выгод), но и орудием пропаганды социалистического строя и уклада жизни.

По этой причине явно патерналистский характер отношений между СССР и Монгольской Народной Республикой на протяжении практически всего советского периода не только не был завуалирован, но и носил декларативных характер. Он активно эксплуатировался в прессе при освещении каких-либо совместных советско-монгольских мероприятий и явно прослеживался в договорах между Советским Союзом и Монголией. В большей степени покровительственный характер международной помощи «монгольским братьям» мог проявляться в сферах, в которых прямой пользы для экономики СССР нельзя было обнаружить — культуре и науке.

Огромное содействие в развитии культуры, образования и промышленности Монгольской Народной Республики со стороны СССР велось не только через Москву и Ленинград, но и за счет регионов и союзных республик. Так, весной 1954 года делегация женщин Монгольской Народной республики по приглашению Антифашистского комитета советских женщин побывала на экскурсии в столице Киргизской ССР1, а в 1958 году в Монголии проводилась декада Казахской ССР в МНР2. Если говорить о регионах, то необходимо отметить, что в процессе всестороннего развития отношений между МНР и СССР Южный Урал и Челябинская область в частности также были задействованы — в первую очередь это касалось подготовки новых кадров для монгольских школ и промышленных предприятий. В 1950–1960-х гг. в Магнитогорском педагогическом институте проходили обучение студенты из Монгольской Народной Республики. Кроме того, имея обширную промышленную базу, Челябинская область могла обеспечить также и переподготовку уже имеющихся кадров монгольских предприятий.

 

1.jpg

Фото 1

 

Так, например, с конца 1956 по август 1957 года на базе Челябинской ГРЭС проходила обучение группа монгольских энергетиков из Улан-Батора. В состав делегации входило 7 специалистов, во главе с энергетиком Улан-Баторской ГРЭС Намжилом Балданом (фото № 1)3. 6 августа 1957 года в газете «Челябинский рабочий» вышла заметка о результатах работы на ЧГРЭС монгольских энергетиков. Из нее следует, что основной целью пребывания на электростанции в Челябинске для иностранных специалистов было «освоение энергетического оборудования, овладение технологией производства» и получение знаний о методах работы на энергетических предприятиях СССР. В статье подчеркивается и иная, не менее важная сторона этого международного контакта, приведенная в словах главного инженера ЧГРЭС Агафонова: «Коллективу станции было радостно принимать у себя посланцев свободолюбивого монгольского народа, отдающего все свои силы делу мира и социализма <…> Мы надеемся, что наша дружба будет расти и крепнуть».

В тексте так же приводится цитата из торжественной речи Н. Балдана: «Мы приехали в вашу замечательную страну, чтобы учиться мастерству. За это время мы чувствовали постоянную заботу и трогательное внимание. Ваши инженеры, техники, рабочие очень много и терпеливо учили нас, помогали овладевать технологией производства». К статье прилагается фотоснимок, на котором запечатлен момент передачи монгольским энергетиком Н. Балданом Красного знамени главному инженеру ЧГРЭС Агафонову.

Среди документов, подтверждающих пребывание монгольских энергетиков на Челябинском предприятии, — протокол расширенного заседания завкома ЧГРЭС от 10 января 1961 года, на котором было принято решение «Просить администрацию станции произвести оформление и передачу всех реликвий Народной Монгольской Республики краеведческому музею под сохранную расписку». Среди упомянутых «реликвий» в музей было передано двустороннее знамя МНР (фото № 2) с изображением с двух сторон по центру — государственного герба Монгольской Народной Республики (овал с изображением всадника с копьем на фоне восходящего солнца и гор, в медальонах справа и слева от изображения — фигуры коровы, козы, барана и верблюда, под изображением — знамя с аббревиатурой «Б. Н. М. А. У.»). На одной стороне знамя имеет надпись монгольской кириллицей «Челябинск Хотын Цахилгаан Станцын Бyх Ажичдан» — горячий привет рабочим Челябинской электростанции (монг.) На оборотной стороне — надпись «Улан Батар Төв. Цахинлгаан Комбинатын Бyх Ажичдан» — от рабочих Улан-баторского энергетического комбината (монг.).

 

2.jpg

Фото № 2

 

Очевидно, здесь имеется в виду электрокомбинат, образованный в 1939 году «…с помощью СССР» за счет переоборудования построенной в 1924 году «…электростанции мощностью 2500 киловатт»4. Известно, что с течением времени и расширением монгольской промышленности в 1954 году было принято решение по реконструкции нескольких энергетических предприятий Монголии, в том числе указанного выше электрокомбината и Улан-Баторской ТЭЦ (позднее — одного из крупнейших энергокомплексов Монголии). Реконструкция предприятий проводилась совместными силами советских и монгольских специалистов, оборудование для реконструкций поставлялось из СССР. Очевидно, что энергетики МНР, пребывавшие в Челябинске в 1956–1957 гг., получали знания по работе на новом для них оборудовании станций. К сожалению, такие отношения не имели систематического характера, и хотя в 1960–1970-х гг. энергетические комплексы Монголии подвергались реконструкции, данных о повторном пребывании монгольских энергетиков на ЧГРЭС нет. Однако это касается лишь профессиональной переподготовки — в то же время система высшего и среднеспециального образования для монгольских студентов в СССР (в Челябинской области — в частности в Магнитогорске) была отлажена еще в начале 1950-х гг. и просуществовала не менее чем до середины 1970-х годов.

Оказание помощи в обучении монголов, совместные предприятия в области культуры и искусств, советско-монгольские научные экспедиции и научные издания — все это, в определенной степени, повысило общий уровень образованности монгольских граждан. И несмотря на неприкрытый покровительственный характер отношений между СССР и МНР, в том числе активно пропагандирующийся даже в региональных средствах массовой информации, на данный момент сложно негативно оценить советское влияние на становление современного монгольского общества.




1. Советско-монгольские отношения 1921–1974 : Документы и материалы в 2 томах. Т. 2: 1941–1974. М. : «Международные отношения» ; Улаанбаатар : «Улсын хэвлэлийн газар», 1979. С. 210–211.

2. Там же. С. 319–321.

3. Челяб. рабочий. 1957. 6 авг. С. 4.

4. Советско-монгольские отношения… Указ. соч. С. 347.


Возврат к списку