Шедевры выставки "Охота при дворе российских государей XVII–XVIII веков". Бироновщина. Ружье Анны Иоанновны и пистолеты ее фаворита

Шедевры выставки "Охота при дворе российских государей XVII–XVIII веков". Бироновщина. Ружье Анны Иоанновны и пистолеты ее фаворита

Десятилетнее правление Анны Иоанновны (1730-1740) часто ассоциируется со словом "бироновщина". Этот мрачноватый период нашей истории назван так в честь фаворита императрицы Эрнста Иоганна Бирона и связан с рядом неприятных моментов — засильем немцев в государственном аппарате, тотальной коррупцией и непомерными расходами на разного рода увеселительные мероприятия. Но с царской охотой и тогда все было в порядке. 

Хотя сам Бирон исчадием ада (каким его описывают обиженные современники) определенно не был. Его заклятый враг, граф Миних, писал:

У него было две страсти: одна, весьма благородная, — к лошадям и верховой езде… Герцог убедил ея величество сделать большие издержки на устройство конских заводов в России, где был недостаток в лошадях. Племенные жеребцы для заводов доставлялись из Испании, Англии, Неаполя, Германии, Персии, Турции и Аравии. Было бы желательно, чтобы эти великолепные заводы поддерживались и после него.

Словом, Бирон был первым коннозаводчиком в России. Очевидно, что всецело поддерживал Бирон и любимейшее развлечение матушки-императрицы, каковым являлась царская охота.

Анна Иоанновна определенно знала в охоте толк, и из ружья постреливала с удовольствием. Не случайно в годы ее правления возникло придворное охотничье ведомство — Обер-егермейстерская канцелярия в Петербурге, а в газете «Санкт-Петербургские ведомости» регулярно печатались новости об охотничьих успехах императрицы.

Ружья для Анны Иоанновны изготавливались в лучших оружейных центрах Европы. Одно из них экспонируется на нашей выставке. Это ружье работы Лорана де Лашеза с гравированным изображением богини охоты Дианы в колеснице, запряженной собаками. На выставке экспонируется и охотничий кортик императрицы. Его клинок изготовлен в Пруссии на Потсдамской оружейной мануфактуре, а великолепный серебряный эфес выполнен в Санкт-Петербурге в 1738 году. Этот кортик относится к крайне редким образцам русского охотничьего оружия первой половины XVIII в.

Что касается пары пистолетов, принадлежавших Бирону, то их дизайн вполне соответствует нордической натуре «теневого кардинала», незаметного и всемогущего фаворита императрицы. Суровые железо, сталь, дерево и немного серебра. Изготовлены матером Нусбаумом в Стокгольме.


Текст: Юрий Богатенков

Фото: Валерий Жирохов, Юрий Ермолин

 

Возврат к списку