14.01.2015

Космонавты в музее

Космонавты в музее

Космонавты-испытатели Роскосмоса Олег Артемьев и Андрей Бабкин, а также инженер Сергей Саперов, проектирующий космические капсулы и ответственный за их взлет и посадку, посетили краеведческий музей. Гости вручили музею в подарок фрагмент капсулы, побывавшей в безвоздушном пространстве.

Зайдя в зал, где расположен фрагмент челябинского метеорита, космонавты поняли, что перед ними хондрит. Поясняют, что сделали такой вывод с первого взгляда, только увидев камень: в силу профессии покорители космоса хорошо знают теорию. Но на вопрос, не встречались ли с таким метеоритом в полете, ответили, что, к счастью, нет, иначе это была бы последняя встреча!

В Челябинске они, как и во многих городах нашей страны и ближнего зарубежья, общались со школьниками и студентами, рассказывали о космосе и призывали учиться лучше, чтобы иметь шанс если не летать в ракетах, то постигать то, что находится далеко за пределами человеческого разума. Но не посетить музей и не посмотреть знаменитый метеорит, о котором говорит вся Россия, космонавты не могли. Причем гости приехали не с пустыми руками: в подарок краеведческому музею они привезли аналог челябинского метеорита — фрагмент из космоса, а именно частичку обшивки капсулы, в которой вернулся из экспедиции на МКС-40 в сентябре 2014 года Олег Артемьев. Он вместе с коллегами Александром Скворцовым и Стивом Свонсоном пробыли в космосе полгода. Элемент, привезенный в челябинский музей, до сих пор имеет следы пребывания во внеземном пространстве: черный налет и все еще сохраняющийся специфический запах.

– А вот эту темную пыль руками лучше не трогать — для кожи не очень полезно. В остальном фрагмент безопасен,— пояснили космонавты, вручая кусочек капсулы директору музея Владимиру Богдановскому.

Вскоре посетители музея смогут увидеть новый экспонат по соседству с самым большим фрагментом челябинского метеорита.

Космонавты за свой непродолжительный визит успели не только посмотреть 470-киллограммовый камень, но и ответить на вопросы музейщиков о космосе. Олег Артемьев поделился своими впечатлениями о профессии, которую многие не без оснований считают героической:

– Не могу сказать, что я мечтал стать космонавтом с детства. Просто я учился в МГТУ имени Баумана на специальности «Техника и физика низких температур» и однажды попал на экскурсию в Центр управления полетами, там и «заразился» идеей космоса. Обучение и подготовка к первому полету заняли около двадцати лет.

– Что Вы чувствовали во время того самого первого полета? Страшно было?

– Я думал об одном: наконец-то я дождался! Если бы я сразу знал, что готовиться «к звездам» надо так долго, то вряд ли выбрал бы этот путь. Но сейчас понимаю, что годы стоили того.

– Мы одиноки во Вселенной? На других планетах точно нет жизни?

– Жизнь, конечно, есть! На Марсе — уж точно. Туда летали наши аппараты, а значит, какие-то микробы там оказались. Если жизни там не было прежде, то мы ее распространили. Много экспериментов недавно проводилось, связанных с микробами и тараканами, и выяснилось, что они выживают при самых разных условиях. Отсюда много вопросов возникает: а как у нас на Земле зародилась жизнь; как мы сами появились здесь? Этой теме посвящено множество современных исследований. А вообще, когда летишь в космосе и смотришь на нашу планету, то она сама — как живое существо, такая переменчивая. Она дышит, меняется, преображается, живет. Очень удивительно!

– Вы верите в Бога?

– Ученые строят множество гипотез на разные темы, но это пока всего лишь гипотезы. Проще всего понять, что Бог есть. Без веры там тяжело летать.

– Получается, чем больше узнаешь, тем больше возникает вопросов?

– Конечно, поэтому надо лететь дальше, надо исследовать. Мы пока возимся вокруг Земли, а надо отправляться намного дальше. И запасную планету искать — на всякий случай! Тот же Марс адаптировать, трансформировать для человеческой жизни, или Венеру. На последней, правда, очень кислотная атмосфера, но есть микробы, которые эту кислоту едят и преобразуют в более полезные газы. На мой взгляд, надо как-то приспосабливать близлежащие планеты или лететь в другие солнечные системы, что, к сожалению, пока не возможно.

– Но зачем человечеству запасная планета?

– Как зачем? Прилетит вот такое (указывает на метеорит)… Природа ведь, она непредсказуемая. Да и человек не очень бережет Землю. Случится глобальное потепление — сами себя заморозим, ведь многие катаклизмы — результат человеческой деятельности. Надо производство переносить в космос, а Землю беречь, потому как хрупкая она, и жизнь на ней хрупкая. А мы все воюем...

Вера Вяткина

Фото Валерия Жирохова

Возврат к списку